Все чего хочу – это вернутся к жене и ребенку!

 Украинский язык Английский язык
Флаг УкраиныФлаг Соединенных Штатов
впа

Автор иллюстрации: Сергей Захаров.

Мы продолжаем цикл статей «Воспоминания пленного» о ужасах, которые пережили украинские пленные, находясь в местах несвободы так называемых «ЛНР» и «ДНР». Каждый рассказ основывается на правдивой истории, полученной членами ОО «Мирный Берег», в ходе фиксации нарушений прав человека в зоне военного конфликта на Востоке Украины. Общаясь с освобожденными, мы пришли к выводу, что даже близкие и родные не всегда знают и понимают, что пришлось пережить бывшим пленным. Именно поэтому мы и делимся с вами историями, о которых обычно молчат … Из этических соображений мы не всегда будем называть истинное имя главного героя, факты и обстоятельства мы оставляем без изменений. Публиковаться будут материалы на сайте ОО «Мирный Берег» http://mb.net.ua/ в рубрике «Воспоминания пленного» один раз в неделю. Каждая статья будет выходить только с согласия героя статьи.
История Ореста типична для многих военнослужащих ВСУ, которым пришлось пройти плен. Орест и его собратья попали в места несвободы в результате окружения. В конце августа 2014 объект, на котором несли оборону ребята, стал эпицентром горячих событий. Этот эпизод однозначно является одним из самых страшных в этой войне. Зародился Илловайский котел. Пять суток подряд огонь не прекращался. С пехотой еще как-то перестреливались, против танков оружия не было…, прятались по блиндажах, окопах, кто-то бегал. Вражеские танки подошли вплотную. Артиллерийский обстрел не утихал.
Особых приказов не было. Мы наблюдали. - Вспоминает Орест. Когда танки начали подъезжать ближе, мы увидели, что это «Т-72» - российские танки, у нас на вооружении таких не было. Я видел три танка в разных местах..., было понятно, что мы в окружении и осталось немного времени до того, как нас разобьют или возьмут в плен.
Покидать блиндаж, или нет? Такого выбора перед бойцами никто не ставил. Командир вражеского танка пригрозил сделать братскую могилу, поэтому пришлось сдаваться. Вскоре Орест понял, что попал в плен к бойцам российских вооруженных сил. Называли они себя Псковской дивизией. Говорили боевики с четким русским акцентом, имели российское оружие и технику, носили российскую «пиксельку». Кроме Ореста, в тот день в плен попало еще много военнослужащих ВСУ, всех собрали на кукурузном поле. Всего около 120 человек.
С места задержания в поле нас вели пешком. Шли мы где-то 20-30 минут. Нас не связывали. Я шел босым, так как обувь у меня перед тем забрали. Вокруг нас шли конвоиры, их было более 30. Нам не объясняли никаких причин задержания… Какая причина может быть под дулом автомата? Российские военные нас спрашивали, зачем мы пришли. Некоторые отважные ребята переспрашивали у них, для чего они пришли, ведь это - украинская земля, а не русская… За это и по голове получали. Били тех, кто словесно конфликтовал. Били ногами, кому досталось по голове, кому по ноге, кому под ребра…
 Пленным военнослужащим не давали ни еды, ни воды. Спасением для ребят стало бахчевое поле, оно было совсем рядом.
Сначала нас держали в поле, в нескольких километрах от поселка Зеркальное. В кукурузе мы просидели три дня. Без пищи, без воды. Нам повезло, что рядом было поле с арбузами. Позволяли нескольким людям ходить туда и приносить арбузы - это мы и пили и ели. Спали мы на земле. В туалет отпускали в кусты, ходили мы по одному, но конвоиры стояли по кругу и говорили, чтоб мы были в поле зрения.
Через трое суток приехали КамАЗы, всех задержанных упаковали в машину и увезли.
2

Автор иллюстрации: Сергей Захаров.

С поля к месту содержания нас везли тремя КамАЗами через Россию в г.Снежное. КамАЗы были плотно затентованы, было очень жарко. Некоторые теряли сознание, помощь им никто, кроме нас, не оказывал. На дорогу нам не дали ни воды, ни пищи. Даже не позволили взять с собой арбузы. Ехали мы более четырех часов. Те, кто сидел ближе к переду, сквозь щели в тенте видели, как мы переезжаем через российскую границу. Мы ехали какими-то полями и болотами. Когда мы выехали на нормальную дорогу, то встречные машины были с российскими номерами.
 Привезли военнослужащих в г.Снежное, Донецкой области, в здание бывшего отделения милиции. Об ужасных условиях содержания в этом месте мы уже рассказывали в одной из предыдущих историй. Никаких бытовых условий, ужасное питание, отсутствие медицинской помощи, пренебрежительное и жестокое обращение со стороны надзирателей и конвоиров… Как расчет - принудительные работы…
Мы ходили на работы. Нас разделили на группы, кто какие работы будет выполнять. Были те, кто выезжал разбирать завалы в Снежное. Главным по этим работам был дядя Федя - старший по коммунальным вопросам, точно местный. Попасть на работы к дяде Феде считалось хорошо, потому что там давали хороший обед. К нему всегда давали больше людей, он забирал около 60 пленных автобусом в город, там делили на группы, в каждой группе приставляли по два охранника с автоматами или карабинами. Разные группы выполняли разные работы: разбирали завалы, вставляли окна, подметали и убирали улицы…, другие работы. Однажды нас (всего семь, все с нашей 51 ОМБР) на неделю забрали…, какая-то группировка-шесть ополченцев-террористов-сепаратистов, все были вооружены, ими руководил парень лет 30, я его видел однажды, он привозил кислород для резки металла. Они всегда говорили, что мы к ним пришли и заставили взять оружие в руки… Нас отдали этим людям на список - под их роспись, чтобы ежедневно не возить…, забрали нас где-то на семь дней. Привезли в ближнее село на пограничную заставу, 15-20 км от Снежное, неподалеку от российской границы. Там мы жили в помещении пограничной заставы, нам дали матрасы, чтобы было на чём спать. Мы там и жили и работали. Мы ездили резать металлолом - несгоревшие танки, разные машины, там были разгромленные блок-посты…, нам говорили, что это наши. Мы резали, разбирали и грузили всё на длинный бортовой КамАЗ. Грузили руками, никаких спецсредств или спецформы нам не давали. КамАЗ сопровождал легковой автомобиль, в котором ехали четверо ополченцев, в КамАЗе находились водитель и конвоир, все были с оружием-автоматами. Работали мы больше восьми часов в день, как везло, то в обед на блок-постах находили консервы, или сухпайки, или же ополченцы брали перекусить, хлеба несколько булок, воды несколько бутылок. Нас постоянно подгоняли, не давали отдохнуть лишней минуты, мы могли отдохнуть только, когда они объявляли перекур. Нас морально унижали, бывало заходили местные, могли оплевать, копнуть. Мы грузили кирпичи и я замешкался. Кожа на ладонях содрана так, что кирпич в руках не удержать. Надзиратель увидел, что я замешкался и ударил прикладом по спине.
На принудительные работы ходили почти все пленные, освобождались только раненые и тяжело больные. Местные ополченцы вербовали военнослужащих ВСУ, переманивая на свою сторону различными благами…
На всех работах нам предлагали оставаться в так называемой ДНР , говорили перевозить туда семьи, обещали квартиры, работу. Я сказал, что все чего хочу - это вернуться к жене и ребенку... Меня ничего больше не волновало на тот момент…
 В плену Орест пробыл более 30 дней, освободили его в результате обмена. Во время общения Орест был приветливым, спокойным и откровенным. Он ни на что не жаловался…, сетовал лишь на непонимание со стороны людей, которые ранее были самыми близкими для него…Говорил, что после возвращения из ада не с кем поделиться пережитым. Жену не хочет травмировать печальными историями, а друзья делают вид будто ничего не произошло и с большим удовольствием говорят о рыбалке… Будучи возле родных и близких Орест оказался одиноким, боль в его глазах была очень заметной. Каждый раз общаясь с военнослужащими, пережившими плен, я задаюсь вопросом: почему в Украине о проблеме преодоления психологического барьера между теми, кто прошел ад плена, и теми, кто испытал на себе все муки ожидания с войны близкого человека, ничего не слышно? Почему нас, тех кто живет мирной жизнью, не учат общению с теми, кому смерть дышала в затылок?
Заканчиваю сегодняшнюю статью народной мудростью: «Разделённая радость двойная, а разделённое горе вдвое меньше… Вдвоём и плачется легче…». Как всегда верю в то, что справедливость восторжествует!!!
©2016 Екатерина Вижевская, для ОО «Мирный Берег»
Перепечатка материалов только при наличии гиперссылки на ОО «Мирный Берег» в первом абзаце.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *